eterman (eterman) wrote,
eterman
eterman

Categories:

Расовая теория еврейской крайне правой

Мой друг доктор Зехария Плавин обратил внимание на появление на nrg.co.il статьи проф. Йехуды Бауэра (лауреата Национальной премии Израиля и пр.), обсуждающей небезызвестную книгу "Торат а-мелех", разбирающую превосходство еврея над неевреем и право (и даже обязанность) еврея уничтожать неевреев – согласно заповедям иудаизма.
Я не во всем согласен с проф. Бауэром. Коллективный труд "Неевреи в Галахе", в создании которого я принимал участие (с ним можно ознакомиться на моем сайте, адрес которого указан в моем профиле в ЖЖ), разбирает вопрос гораздо аккуратнее. Но Бауэр хотя бы не наводит тень на плетень и не пытается изобразить, что евреи в иудаизме – не высшая раса, а неевреям (прежде всего, нееврейским детям) не лучше бы вовсе быть истребленными… Советую всем, кто владеет ивритом, прочесть эту статью в оригинале:

http://www.nrg.co.il/online/1/ART2/220/777.html?hp=1&loc=2 .

Я, невзирая на слабое здоровье и недостаток времени, привожу перевод статьи проф. Бауэра на русский язык – с незначительными сокращениями.

Расовая теория еврейской крайне правой

Проф. Йехуда Бауэр

Торат а-мелех" ("Царская Тора") – не маргинальное явление, порожденное группой экстремистов. Это серьезная угроза существованию не только государства, но и всего еврейского народа. Согласно параграфу IIIc "Декларации о предотвращении геноцида и наказании за геноцид", подстрекательство к геноциду – тоже геноцид. На основании этого параграфа сегодня предпринимаются попытки отдать под суд президента Ирана за желание уничтожить Израиль. В последнее время грубые подстрекательства к геноциду появились и у нас (мы еще обсудим разницу между этими двумя случаями), в отнюдь не маргинальных кругах национально-религиозных экстремистов. Это не расизм, ибо здесь нет ненависти на почве цвета кожи; это крайний национализм, основанный на определенной интерпретации Галахи…

Книга "Царская Тора" претендует на изложение того, что именуется "мнением Торы" по вопросу от отношениях между "Израилем" (то есть евреями государства Израиль), именуемым "Царством", и "неевреями", то есть палестинцами – хотя это утверждается напрямую лишь в двух местах. Речь не идет о будущем царстве царя Мессии, а о еврейском государстве, которое должно заменить нынешний Израиль и управляться согласно Галахе – еврейскому религиозному закону.

Сочинение Ицхака Шапира и Йосефа Элицура, руководящих ешивой "Еще жив Йосеф", исходит из аксиомы, принятой в галахическом мире, гласящей, что концепция, признанная "мнением Торы", обязательна для практического исполнения. Это означает, что не светские органы власти, не законы государства, не избранные тем или иным демократическим образом системы определяют поведение еврея в Израиле, а "мнение Торы". С их точки зрения, необходимо добиться соответствия между государственными законами и "мнением Торы", в данном случае – соответствия с "Царской Торой", ибо тот, кто противится распространению законов "Царской Торы" на все еврейское общество, восстает против бога и, вообще говоря, заслуживает смертной казни. Если нас занимает еврейская революционная идеология – вот она. Перед нами слегка замаскированный призыв к насильственному перевороту, в одном слове – к мятежу.

Что такое "Царская Тора"? В наши дни ортодоксия называет Торой Галаху, основывающуюся на многослойных комментариях к Мишне и Талмуду…
"Царская Тора" – это попытка навязать наиболее экстремистский из этих комментариев всем верующим. Радикальный ислам делает ровно то же самое: только наиболее экстремистская интерпретация мусульманских "священных писаний" истинна, все остальные принадлежат изменникам веры, подлежащим смертной казни. Правда, враждебность еврейских экстремистов направлена против местного населения – Шапира и Элицур призывают убивать соседних неевреев, противостоящих "Израилю", в то время как убийственный исламский антисемитизм охватывает весь мир, поэтому он несравненно опаснее. Тем не менее, вообще говоря, одно является зеркальным отражением другого.

Эта книга написана в полном соответствии с раввинистическими стандартами. Она опирается на многочисленные источники: из Библии (таких совсем немного), из Талмуда и его классических комментаторов разных времен, таких как Маймонид, Нахманид и Шульхан-Арух, а также из книг и постановлений, написанных или опубликованных в новейшие времена. Основной теоретической опорой книги являются "Законы царей" Маймонида. Следует признать: еврейская религия, формировавшаяся в течение тысячелетий, действительно содержит элемент стремления к массовым убийствам (мы видим это, например, в 31 главе книги Чисел, где описывается убийство всех мидианитов, за исключением девственниц), и в этом отношении она ничем не отличается от других религий. Библия содержит немало примеров таких убийств – безотносительно к тому, имели ли они место на самом деле. Эти примеры вполне способны стать маяками для любой еврейской религиозной власти, располагающей достаточными возможностями, чтобы их повторить.
Существует, как хорошо известно, множество обратных еврейских примеров, апеллирующих к высокой человеческой морали, гуманности, чистоте, призывающих в общечеловеческому братству. В "Царской Торе" они выражения не находят.

Согласно этой книге, евреи предпочтительнее неевреев, выше их. По существу, только они являются настоящими людьми, в то время, как неевреи немногим отличаются от животных… Неевреи – это "потомки Ноя", ибо когда потоп уничтожил мир, уцелели только Ной и его сыновья – Шем, Хам и Яфет, от которых (необъясненным образом) произошли все народы мира…
Различие между "Израилем" и "потомками Ноя", на котором базируется книга, изначально ошибочно. Все мы происходим из одного и того же места, из Восточной Африки, а не из ковчега, оставшегося на горе Арарат. Так или иначе, семь "заповедей Ноя", по мнению авторов книги, обязывают всех "потомков Ноя", существующих в их воображении. Вот эти семь заповедей, согласно Талмуду: запрет на идолопоклонство, запрет проклинать бога, запрет на убийство, запрет на воровство, запрет на съедение органа живого животного (то есть: следует зарезать животное перед тем, как съесть его орган) и, наконец, обязанность создать судебную систему (основанную на Галахе). По мнению авторов книги, неевреи не выполняют эти заповеди (во всяком случае, некоторые), ибо ислам и христианство являются идолопоклонством, и поэтому они подлежат смертной казни.
Вот несколько фрагментов книги, позволяющих ощутить, о чем идет речь. Существует особый статус нееврея, называемый "гер-тошав" – это мужчина (разумеется, не женщина), живущий в еврейском царстве и обязавшийся исполнять семь заповедей Ноя, но не перешедший в иудаизм. Теперь цитата: "Нееврей, занимавшийся идолопоклонством и перешедший в иудаизм, не подлежит смертной казни, в отличие от нееврея, убившего еврея или прелюбодействовавшего с еврейкой" (стр. 18)… Однако "еврей, убивший "гера-тошава", не подлежит смертной казни" (стр. 20), поскольку у еврея есть дополнительные права.

Авторы основываются на словах Маймонида: "Не заключают союзов с идолопоклонниками с тем, чтобы жить с ними в мире и позволить им жить в своей вере… а лишь с тем, чтобы они ее оставили – или были убиты" ("Законы об идолопоклонстве, 12"). Замечательно. Запрещено заключать мир с соседями-"идолопоклонниками", если только они не оставят ислам или христианство…

Далее сказано, что запрет "Не убий" относится только к еврею, убившему другого еврея. Не к еврею, убившему нееврея, даже если этот нееврей – "один из праведников народов мира" (стр. 18). Это самое существенное утверждение, сделанное в данной книге, ибо оно напрямую дозволяет убийство. Вот объяснение: "Ибо само существование такого нееврея (не "гера-тошава") нелегитимно, так как Моисей повелел нам от имени бога навязать всему миру исполнение заповедей Ноя". Ситуация, в которой мы не выполняем это повеление – это ситуация изгнания, когда мы вынуждены мириться с существованием "неупорядоченных" неевреев и не в состоянии принудить их стать "герами-тошавами" (стр. 49). То есть: если мы избавимся от состояния изгнания и возьмемся за дело всерьез, нам следует убить всех таких неевреев, ибо "нееврей, нарушивший одну из заповедей Ноя, подлежит смертной казни"(стр. 49).

Да, нееврею не позавидуешь: "Неевреи, с которым у нас нет войны… запрещается спасать их от смерти… запрещается лечить их, даже за деньги" (стр. 51). Нееврея, нарушившего одну из заповедей Ноя, следует убить без суда, на месте, если только нет в наличии упорядоченной судебной системы (то есть: экстремистского религиозного суда), которая осудит этого нееврея формальным образом – лишь в последнем случае нет необходимости брать "исполнять закон" самостоятельно. Если такой системы нет, разрешается просто убить нееврея.

Другая интересная тема – вопрос о заложниках. Вот что утверждают авторы: "Хам держит Яфета и стреляет (мы уже прибыли в новые времена!) в сторону Шема (то есть, в еврея): Шем имеет право стрелять в Хама, даже если при этом он попадет в Яфета, ибо Яфет находится там, где он помогает убийце" (стр. 137). В виду имеется следующее: если израильский солдат в ходе операции "Литой свинец" находится рядом с боевиком Хамаса, а ни в чем не повинный палестинец случайно оказался рядом, солдат имеет право убить его, потому что он оказалось там, где его присутствие "помогает" боевику.

Далее. "Если еврею говорят: убей "гера-тошава" или мы убьем тебя – разрешается убить нееврея, чтобы спастись самому" (стр. 157). И далее: "Заповедь, обязывающая жертвовать собой, относится лишь к случае, когда речь идет о двух евреях, но не к случаю, когда предполагается пожертвовать жизнью еврея ради жизни "гера-тошава"" (стр. 158). То есть: если еврею приказывают убить другого человека, ибо в случае неповиновения он сам будет убит, если потенциальная жертва – еврей, первый обязан пожертвовать жизнью ради второго, если же потенциальная жертва – нееврей, разрешается ее убить.
Авторы цитируют раввина Шауля Исраэли (возглавлявшего ешиву "Мерказ а-Рав" в Иерусалиме), цитировавшего Раши, полностью соглашаясь с ним: "Речь идет лишь о жизнях евреев, которые дороги всевышнему (как мы выяснили, например, в Катастрофу), однако в том, что касается жизней неевреев, мы не обнаруживаем сходной божественной симпатии" (стр. 159). Чтобы устранить малейшее недопонимание, авторы добавляют: "Из всей талмудической и галахической литературе очевидно, что опасность для жизни еврея отменяет всю Тору целиком, а опасность для жизни нееврея не отменяет запретов Торы" (стр. 160). Как все просто!

Вот еще один пример. "Принимают роды у жены "гера-тошава", поскольку мы обязаны сохранять им жизнь, но не оскверняют ради нее субботу (стр. 160). Так что если она рожает в субботу – не беда, если роженица или ребенок умрут. Ради роженицы-еврейки, разумеется, разрешается нарушать субботние запреты. Обычной нееврейке (не жене "гера-тошава") не помогают вообще, даже в будни.

Еще кое-что о субботе: "Нееврею запрещено отдыхать в субботу – а для еврея это заповедь" (стр. 170). Налицо интересный социальный порядок, имеющий своим источником "Баалей а-Тосафот": евреи имеют право не работать один день в неделю, неевреи – не имеют. Пусть работают!

Разумеется, раввины обсуждают в данном случае не социальную проблематику, а нечто гораздо более важное: "После дарования Торы всевышний "отчаялся" в неевреях" и перестал относиться к ним как к собеседникам, как к существам, обязанным исполнять заповеди и, следовательно, как к существам, жизнь которых имеет смысл. По существу, они стали теперь существами, к которым заповеди не относятся, вроде животных, земное существование которых проходит неосознанно и не имеет смысла" (стр. 174). Еще одно объяснение: "По сути, согласно 513 заповедям, в мире нет места для существования неевреев как таковых. Нееврей должен стать "гером-тошавом". Пока он им не стал – он находится в извращенной ситуации "не имеющего заповедей и не исполняющего их". Согласно Маймониду, таким неевреям нет места в мире" (стр. 175).

Авторы пишут "В нормальной ситуации нет места для запрета на убийство нееврея, ибо само существование нееврея, который не "гер-тошав", нелегитимно… Самый факт обсуждения вопроса об убийстве нееврея – это уже огромная уступка, указывающая на то, что мир еще не нормализован… Нормализация нам еще не удалась. Мы поддерживаем статус-кво и не "бьем посуду". Поэтому запрет на убийство нееврея, не являющегося "гером-тошавом" временно существует" (стр. 179). Временно, мы оставляем их в живых.








Все вышеизложенное относится к ситуации мира с неевреями. Ну, а каковы законы войны? Авторы не разъясняют напрямую, каков статус нынешнего Израиля – находится ли он в галахическом состоянии войны. Однако из контекста ясно следует, что в нынешнем, 2011 году мы находимся в состоянии галахической войны. Можно ли убивать евреев, помогающим неевреям в такой ситуации? Разумеется. "Должен быть убит тот, кто передает деньги евреев неевреям, ибо передача денег приводит к опасности" (стр. 184). Иными словами, если правительство Израиля выплачивает деньги палестинской автономии, возвращая ей долги, взамен тех или иных услуг или в рамках подписанных соглашений, все его министры, не менее того, подлежат смертной казни. Авторы основываются на словах Маймонида, утверждавшего, что "разрешается убить того, кто передает (деньги), в любом месте, даже во времена, когда смертная казнь отменена; разрешается убить его прежде, чем он их передаст… даже если речь идет о передаче ничтожный еврейских сумм неевреям… его следует убить". Тем более нет пощады, если речь идет о неевреях во время войны. "Даже санитар вражеской армии признается заслуживающим смертной казни… Даже гражданское лицо, помогающее армии признается таковым" (стр. 184).

Законы войны, предписанные Гаагской конвенцией, квалифицируются как нееврейские и потому не имеют силы. "Всякий гражданин враждебной страны, укрепляющий дух армии или даже выражающий удовлетворение ее действиями, считается смертельным врагом, и его убийство дозволено. Это же относится и к всякому, кто ослабляет наше царство словами" (стр. 185). Следовательно, не только все гражданские лица противника, но и все наши граждане, ослабляющие нашу сторону словесно или высказывающие какие-либо сомнения, подлежат смерти. Авторы пишут: "Нет необходимости вдаваться в детали и выяснять, оказывает ли он в данный момент практическую помощь противнику" (стр. 186-187). Германские власти в годы второй мировой войны приняли в точности такие же законы в отношении собственного населения. Тысячи германских граждан заплатили за это жизнью.

И снова – ссылки на Маймонида и на Шульхан-Арух: "Еврею запрещено оставаться наедине с неевреем, поскольку все они подозреваются в склонности к кровопролитию... Не следует сопровождать их в дороге… Запрещается принимать лекарство, данное неевреем, если только больной уже не отчаялся остаться в живых" (стр. 187). И: "Даже те неевреи, которые своими руками не убивают, должны быть казнены; даже умерщвлявшие косвенными методами; за это приговаривают их к смерти и после войны, когда они уже не являются военными врагами".

"Дополнительная причина умерщвлять неевреев, воюющих в нами – это нарушение ими заповедей Ноя… В войне за Страну Израиля это соображение вдвойне существенно, ибо неевреи, требующие эту страну для себя, воруют ее у нас, получивших ее в наследство от своих отцов" (стр. 192).
Теперь истинный замысел авторов книги становится ясным: рассуждая о войне вообще, они нацеливаются на еврейско/израильско-палестинский конфликт. Тут уже можно убивать направо и налево.

В том, что касается гражданских лиц противника, оказавшихся на поле боя не по своей вине, в книге сказано: "Даже если граждане были доставлены в цепях или находились в заключении, им не предоставляется выбора, и они остаются в заложниках – разрешается убивать их, если это может помочь спастись от злодеев; как станет вскоре ясно, разрешается убить даже тех, кто способствует врагу поневоле. Маленькие дети нередко оказываются в такой ситуации: они загораживают своими телами дорогу к спасению. Хотя они делают это по полному принуждению и не имеют враждебного намерения, разрешается убить их, ибо их физическое присутствие помогает убийству" (стр. 197).

И далее: "До сих пор мы обсуждали лишь убийство невинных людей в ситуации, когда их присутствие мешает нам вести войну. Однако существуют ситуации, в которых мы намерены изначально убивать именно невинных людей, так что их присутствие и их убийство нам полезно" (стр. 198). Ибо "есть еще одна причина разрешить убийство неевреев, именно: принципиально большая ценность жизни еврея (в сравнению с жизнью нееврея)… Разрешается убивать неевреев, чтобы спасти жизнь евреев… Разрешается делать это и в случаях, когда мы используем наличие невинных нееврейских детей, чтобы нанести ущерб их родителям" (стр. 198-199).

Самые жестокие вещи в этом сочинении относятся именно к детям. "Когда мы обсуждаем убийство детей… следует принимать во внимание огромный риск, связанный с тем, что они будут делать, когда вырастут". Поэтому и было "постановлено, что запрещено помогать нееврейской роженице или вскармливать ее ребенка, чтобы не помогать вырастить еще одного идолопоклонника… Об этом говорил пророк Исайя (14,21), призвавший убить всех младенцев в Вавилоне, хотя они еще малы и неразумны, поскольку нам совершенно ясно, что они пойдут дорогой своих отцов и причинят вред" (стр. 206). И еще: "Мы выводим, что имеет смысл убивать детей, если ясно, что они вырастут нашими врагами; в таком случае мы действительно имеем в виду уничтожение их самих" (стр. 207). Генрих Гиммлер сказал то же самое с германско-нацистской "деликатностью", заявив, что необходимо убивать еврейских детей, поскольку иначе они вырастут и станут угрозой для немецкого народа. Наши авторы, в отличие от Гиммлера, могли процитировать Маймонида в "Путеводителе заблудших", где он сказал: "Следует уничтожать детей идолопоклонников, несмотря на то, что они малы, за грехи их отцов и дедов" (стр. 209).

Суммирую: согласно "Царской Торе", имеет место абсолютное превосходство евреев над неевреями. Неевреи не являются полноценными человеческими существами, поскольку не приняли семь заповедей Ноя и не превратились "геров-тошавов". Мир не находится в своем нормальном состоянии, поэтому в нем есть неевреи, однако в нормальном мире следует убить всякого нееврея, который не согласиться исполнять заповеди Ноя. Мы находимся сегодня в галахическом состоянии войны, а в этом состоянии следует убивать всякого нееврея, включая гражданских лиц, и, в основном, детей, из опасения, что они станут со временем взрослыми неевреями.

В этой книге не предусмотрено никакое иное наказание нееврея, кроме смертной казни. В ней нет тюрем, штрафов – только убийство. Нет пленных, нет международных соглашений – ведь мир с неевреями не заключают. Есть только хаос, которого так опасался Томас Гоббс. Решение проблемы – массовое убийство. Неевреев, разумеется. Стоит отметить: книга говорит об убийствах, ее галахический базис – отвержение принципа "не убий"… Еврейская мораль поставлена в ней с ног на голову.

Следует задаться вопросом: является ли "Царская Тора" маргинальным явлением, достоянием кучки экстремистов? Я так не думаю. Эта книга получила одобрение знаменитых раввинов, например, раввина Ицхака Гинзбурга (уроженца США, в прошлом – главы ешивы "Еще жив Йосеф", раввина-мессианиста, верящего в святость покойного Любавического рабби) и раввина Дова Лиора, известного своим экстремизмом. В данном случае налицо довольно успешная попытка вписаться в мейнстримную современную Галаху.

Ешивы, в которых преподаются такие вещи, воспитывают (если это можно назвать воспитанием) учеников, которые мобилизуются в израильскую армию во все большем числе. Одновременно молодежь, выходящая их этих ешив, становится важным ядром "молодежи высот" и движения "Взымаем цену" (травящего, а иногда и убивающего палестинцев в отместку за снесение армией караванов на незаконных форпостах – прим. перев.). Эти люди отвергают законы государства Израиль, точнее, принимают лишь те из них, которые, по их мнению, соответствуют тому, чему их учат в ешивах.

Необходимо отнестись к этой книге с полной серьезностью, ибо она указывает, в каком направлении идет постоянно растущая часть поселенцев-экстремистов. Подстрекательство к убийствам в ней имеет яркий геноцидальный характер (если сообразоваться с Декларацией о предотвращении геноцида), однако главная угроза, которую она представляет, имеет внутренний характер – ибо Израиль, основывающий свою идеологию на таких принципах, просто не выживет…

Напоследок еще один вопрос: является ли направление мысли, представленное этой книгой, легитимным в контексте еврейского прошлого и еврейской культуры? Я, с огромным сожалением, вынужден дать утвердительный ответ. Да, это легитимное направление. Я обязан признать, опять-таки, с невероятным сожалением, что эти клоуны – такие же евреи, как я, что их учение – часть моей культуры, и я не могу не взять на себя определенную ответственность за бред, который они несут. Разумеется, существуют иные еврейские идентичности, я вижу их, я вижу себя в них, но Шапира и Элицур – тоже носители еврейской идентичности – только другой. Главная проблема состоит в том, что они представляют колоссальную опасность не только для государства, в котором я живу, но и для всего еврейского народа.

Проф. Йехуда Бауэр – лауреат Национальной премии Израиля за исследование Катастрофы, специалист по проблемам геноцида
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments